26 мая 2009 г.
Что привезет в Минск Владимир Путин - кнут или пряник?
808
Сразу же после пражского саммита, на котором была утверждена программа "Восточное партнерство", белорусские высокопоставленные лица стали подчеркивать прагматическую направленность сотрудничества. Это может вызвать негативную реакцию Брюсселя. Одновременно звучит достаточно резкая критика в адрес России. В связи с этим возникает вопрос, на что рассчитывает официальный Минск, вступая в конфронтацию сразу с обеими сторонами, как минимум одна из которых жизненно необходима ему в качестве стратегического партнера.
Пожалуй, наиболее отчетливо оба этих подхода проявились в ответах Александра Лукашенко на вопросы журналистов по время его рабочей поездки в Могилевскую область 22 мая. Так, по поводу "Восточного партнерства" было откровенно сказано, что в этой инициативе белорусские власти привлекает прежде всего перспектива конкретных экономических выгод: "Мы хотим получить в этом проекте то, на что рассчитываем. То есть сотрудничество по таким вопросам, как дороги, трубопроводы, инфраструктурные проекты и так далее".

 

В то же время призывы объединенной Европы начать проведение реформ в области демократии и прав человека были названы "трескотней". Более того, ей предложено посмотреть и поспорить, "у кого демократии больше". Тем самым Западу дан сигнал, что не стоит ожидать каких-либо существенных сдвигов во внутренней политике белорусских властей.

Судя по всему, в Минске рассчитывают, что ЕС не будет чрезмерно педалировать правозащитную тематику. Вполне возможно, что такие расчеты имеют под собой основания. Наличие демократических государств на границах Европейского союза, безусловно, входит в число его приоритетов, однако едва ли является доминирующим фактором в отношениях с ними. Тем более сейчас, когда у Евросоюза наметилось заметное охлаждение в отношениях с его "заклятым другом" - Россией, что наглядно продемонстрировал их последний саммит в Хабаровске.

В складывающейся ситуации Брюссель, понимая, что слишком сильное давление может привести к нежелательному для него сближению Беларуси с ее восточной соседкой, может оставить без внимания некоторые действия белорусского руководства, плохо согласующиеся с общепринятыми стандартами демократии. Что, собственно говоря, уже имело место в процессе подготовки к саммиту "Восточного партнерства".

Разумеется, терпение Европы не беспредельно, и в случае каких-либо вопиющих нарушений некие санкции, надо полагать, последуют. Думается, впрочем, что в белорусских верхах это тоже достаточно хорошо осознают, а потому постараются избегать возникновения такого рода ситуаций.

Так что, скорее всего, положение дел, когда Европа будет проводить свою сегодняшнюю политику, когда основной упор делается на постепенную трансформацию режима, будет сохраняться еще долго. Понятно, что это не очень устраивает часть белорусской оппозиции, однако какой-то принципиально иной стратегии, кроме изоляции, не принесшей на протяжении целого ряда лет серьезного успеха, по сути, никто не предлагает. Честно говоря, нет уверенности, что в современных белорусских условиях некая сильная альтернативная стратегия вообще существует.

Что же касается отношений с Россией, то Александр Лукашенко в минувшую пятницу отметил, что ее поведение, главным образом, "невыполнение договоренностей, достигнутых на самом высоком уровне", ставит под вопрос саму союзную интеграцию. Москва отвечает упреками в нарушении обещаний, в том числе по вопросу признания независимости Абхазии и Южной Осетии.

Ясно, что возможностей влиять на союзника у Кремля гораздо больше, чем наоборот. В этом плане весьма важным может оказаться итог ожидаемого приезда в Минск 28 мая Владимира Путина, который пообещал провести "обстоятельный разговор о союзнических отношениях". Причем в соответствии с его предыдущими заявлениями складывается впечатление, что он приедет в большей степени с "кнутом", нежели с "пряником".

Сомнительно, чтобы наши власти намеревались вести страну в светлое будущее с использованием любимого детища Ким Ир Сена - бессмертной идеи чучхе, или опоры исключительно на собственные силы. Даже сверхтолерантное белорусское население на это, пожалуй, не согласится. Поэтому гораздо более вероятным выглядит предположение, согласно которому идет выжидание: кто из потенциальных партнеров сделает более выгодное предложение.

"Белорусские новости" 2
ЕЩЁ В РУБРИКЕ
news.open.by Китайский автопарк занял 15% всего мирового рынка
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА OPEN.BY